Пресс конференция Путина 23 декабря 2016 — итоги, видео

Сегодня Владимир Путин провел 12-ю ежегодную большую пресс-конференцию, передает http://pressa.today. Публикуем в формате тезисов её итоги.

Об инфляции и импортозамещении. 

«Мы не все смогли заместить».

О доходах.
«По году будет 16-17 млрд, с учетом выплаты кредитов».
«Радует снижение оттока капитала».

Президент отметил, что, в целом, упали доходы населения. Это ведет к снижению рыночного спроса, отражается и на инвестициях.
Однако при этом мы наблюдаем скромный рост заработной платы.

Пресс конференция Путина 23 декабря 2016 - итоги, видео

Также он отметил положительную динамику роста населения. «Двигаемся в рамках плана», — сказал Путин.

Журналист АиФ задал вопрос о технологическом развитии и не отстала ли Россия в этой сфере «навсегда»?
В ответ Путин рассказал о том, что бизнес в силу ряда причин вкладывается в энергетику, и это сказывается на других высокотехнологичных областях. Но правительство вместе с бизнесом работает над планом по решению вопроса.
«Мы экспортируем оружие на 14,5 млрд долларов, а инновации — на 7 млрд.»
«У нас есть все основания полагать, что мы не только будем лидерами, но и сохраним это лидерство на многие десятилетия».

Вопрос от журналистки из Татарстана про региональный банковский сектор.
«Нет никого, кто считал бы, что Центральный банк, оздоравливая финансовую систему, действует ошибочно».
«Работа Центробанка и банка Татарстана гармонично продолжается».

Журналист «Эхо Москвы» спросил, как президент относится к коррупционным скандалам, предположил, что коррупционная борьба — это борьба за место рядом с Путиным. В конце выступления журналист спросил, следит ли президент за делом Немцова.
Путин подтвердил, что следит за ходом дела по убийству Бориса Немцова, что касается коррупции, он отметил:
«В том, что люди, занимавшие официальные позиции в правоохранительных органах, могут совершать тяжелые преступления ничего ведь удивительного нет. Никакой новизны у нас нет».

О продаже пакета Роснефти зарубеж спрашивает «Интерфакс».
«Деньги уже перечислены. 700 с лишним миллиардов. Бюджет от продажи Башнефти получил 1 триллион 1000 млрд», — ответил Путин.

Ходж Нэйтан (Wall Street Journal) спрашивает про досрочные выборы президента и ядерное оружие.
«Возможно, но не целесообразно», – про выборы.
«Агрессор — это тот, кто потенциально может напасть на РФ. Мы сильнее любого агрессора», — про ядерное оружие.

Крымский журналист спросил, как бы президент назвал Керчинский мост.
– Керчинский — это не я придумал. Я придумал его строить.

Про крымские зарплаты.
– Есть субъекты в России, где доходы еще меньше, чем в Крыму. Рост будет.
Также он добавил, что нужно прежде всего заботиться о здравоохранении.

– Как вы себя ощущаете будучи самым влиятельным человеком мира?, — спрашивает Евгений Примаков, ВГТРК.
– Рузвельт бы перевернулся в гробу.

Ответ вологодским оптимистам.
– Проблемы всегда есть, и они всегда будут. Но мы справимся.

Издание «Советский спорт» интересуется, находится ли ситуация с допингом в стране на пути к исправлению, или это не так.
«Никакой государственной поддержки допинга нет. Но проблема допинга, как и в любой другой стране, есть».

Журналист BBC затронул тему о слухах о причастности России к выборам в США. Также он спросил, будет ли новая гонка вооружений.
– Не мы это придумали, мы вынуждены отвечать на этот вызов.

Про хакеров: «Лучше бы у самих себя искали эти проблемы».

Про экологию.
Путин отметил, что 2017 год объявлен годом экологии, и подчеркнул важность решения экологических проблем не только для нашей страны, но я для всего мира.

Про досрочные пенсии.
– Да, досрочный выход на пенсию требует дополнительного внимания. У нас много категорий граждан, выходящих на пенсию досрочно. Любые нововведения в этой сфере должны обсуждаться публично и приниматься после тщательного анализа. Что касается следующего года. Как и планировали, всем категориям пенсионеров выплатим по пять тысяч рублей. Также в бюджет заложены средства, чтобы проиндексировать пенсии по старости и социальные пенсии.

Вопрос про Украину, минские соглашения и Нормандский формат.
Украинский журналист: понимаете ли вы, что даже когда вы уйдете на пенсию, украинцы будут считать русских оккупантами?
Путин: Хорошо было бы добиться того, чтобы на Донбассе украинскую армию не считали оккупантами. Вот о чем нужно думать.
«Что касается визового режима Украины и ЕС, я полностью это поддерживаю. Более того, визовый режим это анахронизм».

Про Турцию.
– Трагедия с послом – это покушение на Россию, на российско-турецкие отношения.

Про Сирию и Алеппо.
– Что касается Алеппо. Действительно, в урегулировании ситуации вокруг Алеппо очень большую роль сыграли президент Турции и руководство Ирана. И, не знаю, прозвучит ли это нескромно, без нас, без России это было бы невозможно. Так что наше сотрудничество действительно эффективно. <…> Это — крупнейшая международная гуманитарная акция, которая была бы невозможна без участия руководства Турции, Ирана и без нашего. И без помощи президента Сирии Башара Асада. Я бы не забывал Иорданию, Саудовскую Аравию, Египет и их участие в урегулировании ситуации в регионе. И участие такого глобального игрока, как Соединенные Штаты.

О неналоговых сборах в школах, поликлиниках и на парковках.
– Знаю ли я, что происходит — конечно, да. Знаю ли я в деталях — конечно нет.

Про нефть.
– Мы исходим, как я уже говорил, из консервативных прогнозов, из 40 долларов за баррель. Нам пришлось пересматривать подход. Мы считали бюджет 2016 года из расчета 50, а он оказался 40. Но в результате ситуация хуже в мире, а у нас лучше. Мы считаем, что во второй половине 2017 года излишки нефти с рынка уйдут и цены стабилизируются.

Про Кузбасс.
– Уголь продолжает быть важнейшей составляющей мировой энергетики. Его используют больше, чем нефти и газа. Мы должны работать над экологичностью. Я знаю, что Кузбасс идет по этому пути за счет новейших технологий. Я уверен, что на этом пути нас и кузбасских шахтеров ждет хорошее будущее.

Пресс конференция Путина 23 декабря 2016

Про Польшу и трагедию с самолетом.
– Надо прекратить спекуляции на этот счет, произошла страшная трагедия. <…> Не надо использовать эту трагедию для нагнетания в межгосударственных отношениях. Мы хотим, чтобы у нас был надежный, сильный и самостоятельный партнер. Если нам нужно для строительства отношений с ЕС обращаться в третьи страны, то разговор с Европой теряет смысл.

Про хабаровских живодерок и права животных.
– Это звучит красиво, но гуманитарные вопросы связанные с отношением с животным — это немного другая сфера. Регулирование, безусловно, должно быть.

Илья Петренко, RT: «Хотелось бы поговорить о демократии в контексте прошедших в США выборов. Американские политики любят говорить о демократии, иногда они говорят, что демократии не хватает в других странах . И вот после выборов те самые люди, в том числе простые американцы, стали говорить, что их предали в результате демократических выборов. Что не так? Что происходит с демократией? И еще вопрос. Недавно осудили Оксану Севастиди, она получила 7 лет за госизмену. Не слишком ли это жестоко за одно sms о составе с военной техникой?»
Путин: «Что касается судебного решения, мне сложно его комментировать. Судебная власть у нас независимая, как во всех цивилизованных странах. Мне кажется, что это действительно достаточно жесткий подход. Но я не знаю деталей. Я постараюсь разобраться и посмотреть на суть претензий, которые были ей предъявлены судебной инстанцией. Насчет демократии. Да, мы об этом говорили. Вопрос в архаичности американской избирательной системы. Двухступенчатая система выглядит архаично. Но это — дело американского народа. Демократическая партия, которая пока остается правящей, забыла смысл собственного названия, это совершенно очевидно — беззастенчивое использование админресурса, игнорирование мнения избирателей. Но это — великая страна, она справится».

Про шахматы.
Денис Поляков: «В ноябре все россияне переживали за Сергея Карякина, который достойно сражался в матче за шахматную корону. В одном из интервью он выразил надежду, что такой интерес к шахматам, такая поддержка сохранится и в дальнейшем. Как будут развиваться шахматы в России?»
Путин: «Я не считаю себя вправе вмешиваться в деятельность региональных и муниципальных властей в таких вопросах. Это даже компетенция школ, а не муниципалитетов. Но мы, безусловно, гордимся нашими выдающимися шахматистами и нашей шахматной школой. Мы создаем школы, но, конечно, этого недостаточно. Мы надеемся, что и в Перми будут обращать внимание, и поддержат тренера, о котором вы говорите. А Карякин — большой молодец, мы им гордимся».

Про упоминание ИГ в СМИ — вопрос от «Кавказ сегодня».
– Разве вам можно что-нибудь запретить? Впрочем, согласен, что не стоит ставить ислам и терроризм в один ряд.

Про Север.
Лилия Горохова, «Север-Пресс», Салехард: «Ямал — двигатель российской экономики, но нам не хватает дорог. Вопрос к вам как к самому осведомленному человеку: когда строить начнем? Второй вопрос — о доходах некоторых регионов и перераспределении. Иждивенчество — плохо».
Путин: «Вам тоже нужна помощь, правда? Поэтому практика Минфина, которая называется выравнивание доходов в регионах, является правильной. Если один регион получает сверхдоходы за счет ресурсов, мы должны помнить, что это общенациональные ресурсы. На сегодняшний день перераспределение необходимо для развития. Но нужно подталкивать регионы к увеличению собственных доходов. Мы стараемся и будем продолжать это делать.
Что касается конкретного инвестиционного проекта. Он будет осуществлен тогда, когда будет признан экономически целесообразным».

Про Ближний Восток — вопрос от «Курдистан-24″.
– У нас всегда были особые, добрые отношения с курдским народом, у которого своя, сложная судьба. Мы можем констатировать, что курдские подразделения ведут себя очень мужественно и действуют эффективно в борьбе с терроризмом. Что касается суверенитета, мы будем действовать в рамках международного права. Право курдского народа следует реализовать, но тут важна позиция Ирака. Во внутренние иракские дела мы вмешиваться не собираемся.

Первый канал: «В нашей стране работают всего три детских хосписа. Благодаря таким местам дети могут не доживать, а жить. Московский хоспис строится уже несколько лет. Стройка идет со скрипом на деньги благотворителей, их постоянно не хватает. Может государству пора вмешаться?»
Путин: «Стройка начата была благотворителями, это такая тонкая сфера. Вы знаете, мы всегда поддерживаем эти начинания. Но если благотворители берутся за что-то, они должны знать, чем это закончится. Взялся за гуж — не говори, что не дюж.»

Александр Гамов, «Комсомольская правда»: «Вы выставляете на посты глав регионов людей из вашего ближайшего окружения. Это, к примеру, Дюмин, губернатор Тульской области. Мне показалось, что это продолжение той традиции, когда вы назначили человека со стороны главой Ингушетии. Вы специально это делаете? Сохранится ли эта тактика при формировании губернаторского корпуса в дальнейшем? С чем это связано? Есть слухи, что вы так «обкатываете» людей. Для каких целей?»
Путин: «Цели — благо России. А как их достичь — экономикой заниматься надо, безопасностью и т.д. У нас сколько субъектов федерации? 85? А вы скольких назвали? Троих. Конечно, мы доверяем местным кадрам. В подавляющем большинстве случаев они возглавляют регионы. Но элиты нужно обновлять. Нужна свежая кровь. И жители регионов этого хотят. Критерии отбора — личные и деловые качества, которые дают основания полагать, что они будут хорошо справляться с возлагаемыми на них обязанностями.»

Журналист: «Как вы видите 2017 год в отношениях с Западом?»
Путин: «Что касается строительства отношений между РФ и Европой. Мы не были инициаторами ухудшения с европейскими странами, в том числе — с Германией. Мы не вводили санкций, мы только ответили. Мы пойдем на отмену любых ответных мер — хотя наши сельхозпроизводители просят этого не делать — если европейские партнеры снимут свои санкции».

«КоммерсантЪ»: «Как бы вы ответили на вопрос: почему вы должны стать президентом России в 2018 году? Почему не должны?»
Путин: «Ответ будет стандартным. Время созреет. Я посмотрю, что будет происходить со страной. Тогда будет иметь смысл говорить об участии моем или неучастии в президентских выборах-2018.»

Накануне.ru: «Вам наверняка известно о резонансной ситуации вокруг Ельцин-центра в Екатеринбурге. Как вы относитесь к этому?»
Путин: «Вы знаете, я встречался и с Михалковым, и с Юмашевым, и с Дьяченко, мы говорили об этом. Есть вопросы, которые требуют дополнительного внимательного подхода. <…> Кто-то придерживается либеральных взглядов, кто-то — консервативных. У нас всегда были почвенники и западники. Но когда в следующем году мы будем отмечать события 1917 года, мы должны вести дело к примирению, к сближению, а не к расколу».

Максим Румянцев, Центр свободной журналистики: «Росатом ведет строительство ряда объектов стратегической направленности. Хотелось бы узнать, как вы фильтруете обращения иностранных агентов, занимающихся промышленным саботажем? Как отличаете тех, кто защищает природу, от тех, кто пытается заработать?»
Путин: «Надеюсь, губернатор отреагирует совместно с местными властями. Мне очень жаль, что местное руководство самоустраняется от подобных вопросов. Где бы люди ни жили, они не должны быть оторваны от остального мира и должны иметь возможность пользоваться благами цивилизации.»

Екатерина Винокурова, znak.com: «Постоянно смотрю ваши выступления, вы все время говорите вещи, с которым сложно не согласиться. Но потом все идет наоборот. В Петербурге фотографа избил представитель НОД. Движение «Сорок сороков» очень агрессивно защищает строительство храмов, против которых выступают жители. Сечин строит дорогой дом в небогатой стране, вместо того, чтобы быть скромнее, в результате уничтожают тираж газеты «Ведомости». Ваша элита бросает вам вызов».
Путин: «Мы приняли в последнее время очень много решений, которые гуманизируют законодательство. И мы будем работать в этом направлении. Что касается радикалов, да, бывают такие действия со стороны радикально настроенных людей. <…> В отношении строительства нашими представителям бизнеса вызывающих по внешнему виду объектов недвижимости. Я согласен, поскромней надо быть, надеюсь они услышат. Это касается и премий, и доходов. Нужно понимать, в какой стране мы живем, и не раздражать людей.»

Про Китай.
– Отношения России и Китая находятся на высоком уровне. Это больше,чем стратегическое партнерство. Китай — наши самый крупный торгово-экономический партнер.

Про боярышник.
– Мы должны признать, что ссылки на то, что ужесточение закона приведет к подорожанию косметической продукции, недостаточны. Надеюсь, что данные по этому вопросу поручения помогут исправить ситуацию.Теперь по поводу алкоголизации. Да, действительно, это проблема. Она, может быть, не больше, чем в других странах, особенно в Северной Европе. Но меры принимать надо. Но не меры запретительного характера. Борьба с алкоголизмом — это одна из важнейших сфер нашей с вами совместной работы.

- Когда рассчитываете встретиться с Дональдом Трампом?
- Когда — мне трудно сказать сейчас. Нужно, чтобы у избранного президента была возможность сформировать свою команду. Без этого говорить невозможно. Что за вопросы будем обсуждать? Нормализация наших отношений. Он недавно говорил, что хуже не будет, потому что хуже некуда. Я с ним согласен. Будем работать.

Комментарии